Информационный портал

Евгений Невмержицкий: По консервным банкам и в чулках у населения хранится около 100 млрд дол. США

%d0%b5%d0%b2%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b9

За минувшие два с половиной года доверие к банковской системе в Украине снизилось до катастрофического уровня. По факту, банки разваливаются. С вопросом, что на сегодняшний день происходит в финансовой системе государства и правда ли, что большинство граждан Украины предпочитает хранить свои сбережения  в валюте и исключительно под матрасом, мы обратились к эксперту в области экономики, кандидату экономических наук, Евгению Невмержицкому.

Действительно, люди не имеют больше никаких оснований доверять банкам. Если это украинский банк, причем, какого бы размера этот банк не был, человек опасается держать там свои накопления, тем более в гривнах потому, что гривна постоянно девальвирует, нет стабильного источника вложения. Что человек делает, пытаясь защитить свои сбережения переводит их в стабильную валюту. Для нас – это доллар. Куда он девает эти деньги. Если вкладывать их в украинский банк, то банк может обанкротиться. Человек кладет их под матрас, то есть, прячет их куда угодно, где он их может всегда достать и здесь он чувствует себя совершенно независимым от государства и какой-то банковской системы.

На 1.01.2014 года депозитов частных лиц в банках было 253,1 млрд. грн., через 2 года, по состоянию на 01.01.2016 года, сумма депозитов частных лиц составила 200,2 млрд. грн. При этом гривна девальвировала в 3 раза, это означает, что из банковской системы, а соответственно и экономики выведено реальных средств на сумму  потерь в долларовом выражении. Т.е., если курс в начале 2014 года был 8 грн за доллар, а в начале 2016 г. доллар стал на уровне 25 грн., то сумма депозитов в долларовом выражении уменьшилась на 23 млрд дол. США. В данном объеме банки потеряли возможность кредитовать и бизнес и граждан, а соответственно, имеет место потери рабочих мест, уплаты налогов в бюджет. Если говорить о косвенных потерях в ослаблении инвестиционного климата, то они значительнее чем прямые потери.

Евгений, что при этом происходит при с экономикой страны?

Экономика от этого сильно страдает потому, что главная задача государства состоит в том, чтобы защитить деньги инвестора. Чтобы человек был уверен, что если он положил деньги в банк, должно произойти что-то невероятное, чтобы они пропали из этого банка. У нас, к сожалению, совершенно обратные вещи происходят, поэтому человек конвертирует деньги в твердую валюту либо эти сбережения оставляет дома. По данным нашего Центрального банка, до 100 млрд. долларов находится в таком виде у людей – разложено по банкам. Да, — по консервным, трехлитровым банкам, под матрасами, то есть, выведены из экономики. Если сравнить с теми суммами, которые наше государство пытается получить в качестве кредитов, то внутренний резерв, он намного превышает те суммы, которые нам обещает Международный валютный фонд. Это значит, что государство, это его задача, должно изыскивать ресурсы внутри страны, при этом обеспечивая надежную защиту вкладчикам, своим клиентам. К сожалению, этого государство не делает и люди пытаются спасти свои сбережения так как они могут и насколько им это доступно.

Хорошо, если простые граждане выбирают самый простой и понятный способ для хранения своих сбережений  – это дома и в валюте. Но, власть предержащие, могут размещать деньги в гривнах на депозитах совершенно спокойно. Им то чего бояться?

Последние декларации  ярко свидетельствуют, что это не так – глава Центрального банка задекларировала наличную валюту. В принципе, это является нонсенсом, держать деньги дома, в валюте, это большие ценности, прежде всего — это небезопасно. Но, оказывается, по ситуации это менее опасно, чем держать деньги в банках. Это является большой проблемой для нашей экономики и нашей монетарной государственной политики, скажем – не только Центрального банка. Проблема эта касается согласованности всех ветвей государственной власти. Мы получили эту проблему, и в результате имеем обнищание практически — 80% населения.

Что необходимо делать, можно ли исправить эту ситуацию?

Единственный путь к исправлению – повышать доверие к банковской системе. Если даже на 10% оно повысится, какая-то тенденция к стабилизации будет заметна. Исходя из того, что мы уже осветили – это 100 млрд. долларов. Если эти колоссальные средства вернутся в экономику, в банковскую систему, то это будет в 10 раз превышать те займы, что нам Международный валютный фонд предлагает.

Что сегодня служит барьером для того, чтобы эти деньги были возвращены назад в экономику. Чего боится обыватель, который хранит деньги под матрасом.

То, что он их потеряет, очередной банк закроют – объективные экономические законы. Он боится тех процессов, которые происходят по всей стране. А, когда с потерей депозитов, сталкивается не только вкладчик банка, но и его друзья, соседи, знакомые, то человек начинает уже дуть, как говорят, и на холодную воду. Если он даже и получил компенсацию от фонда гарантирования вкладов, что он с ней сделал? Он перевел ее в валюту и положил под матрас.

То есть, у нас на финансовом рынке уже совершенно отсутствуют правила игры?

Правила есть, они прописаны в нашем законодательстве, они записаны в Конституции, но на сегодняшний день самым беспрецендентным и циничным образом эти правила нарушаются, нарушаются законодательно, нарушается конституция, нарушается огромное количество статей нашего законодательства, включая Уголовный кодекс.

Но, тем не менее эта ситуация продолжается. Почему?

Нет эффективных механизмов контроля со стороны общества. И те выступления «с флагами», они не приводят к результатам, к сожалению. Известны и потери – после революции достоинства из более чем 170 банков, работающих в Украине, были выведены из строя — 83 банка. Именно такое количество банков было выведено из рынка, но что это за банки? Надо отметить, что большинство из этих банков – это кептивные банки. Большинство из них обслуживали интересы своих акционеров. Они, фактически не занимались банковской деятельностью, но они принимали депозиты, они обслуживали счета, у них было много клиентов.

Что значит не занимались банковской деятельностью?

Они не собирались профессионально оценивать риски и кредитовать широкие массы клиентов, как это делают все иностранные банки. Среди этих банков все-таки были несколько банков, которые все-таки занимались банковским бизнесом — «Ва банк», самый яркий банк – это конечно банк «Дельта».

А какой самая большая потеря была для банковского рынка?

Безусловно – это банк «Дельта». И, я опираясь на весь свой опыт могу констатировать – это преступление против государства Украина, выведение таким образом, как это было сделано такого банка с рынка. По активам, по объемам, по размерам — это было 4-е по рейтингу Центрального банка финансовое учреждение в стране. Этого допускать нельзя было в любом случае. Чтобы спасти деньги клиентов и мощную банковскую структуру, банк можно было национализировать но не выводить с рынка.

Как вы можете разъяснить ситуацию с хищением денежных средств и материальных ценностей из банковских ячеек, куда они были положены на хранение. Недавний случай, когда женщина-клиент одного из солидных банков хотела приобрести квартиру в столице, но пока подыскивала себе новое жилье у застройщиков, положила деньги в банковскую ячейку. Когда пришла за ними, то к своему несчастью обнаружила, что она обворована.

Это беда всей без исключения нашей банковской системы. В любой стране банк ассоциируется с учреждением, которое имеет самую высокую степень репутации и доверия. Это прежде всего — забота самих банкиров, и безусловно – государства. Ведь, чем стабильнее банки, тем стабильнее экономика. Банкиры это понимают, и они находят самые различные способы для того, чтобы повышать свою репутацию и сохранять ее на высоком уровне.

В цивилизованных странах, если банк оказывается в финансовых затруднениях и близок тому, чтобы стать неплатежеспособным, сами банки его выкупают потому, как есть понятие эффекта домино. Один банк разрушился, на рынке начинается паника, и все банки начинают рушиться. То есть, сами банкиры этого не допускают.

Наше законодательство, законодательство любой страны должно этому способствовать. Что же происходит у нас? Я себе очень слабо могу представить, как в охраняемом и защищенном со всех сторон финансовом учреждении из банковской ячейки в сейфе, за семью замками и под наблюдением телекамер вообще может что-то пропасть.

Если у нас в столице уже грабят ячейки, то банки просто перестали заботиться о своей репутации. В фильмах вы наверное видели сам процесс, как человек попадает в банковское хранилище. Существуют десятки совершенно серьезных ступеней защиты от проникновения. Такого беззакония в стране не было за всю историю Независимости.  Ожидали обратного, а получилось именно это. Есть инструкция, каким образом должны охраняться банковские ячейки, есть видеокамера, там есть процедуры доступа к этим ячейкам, как ключи выдаются. Если банковская ячейка обворована, то очень несложно проверить, как это произошло. Дело в том, что есть разные договора по банковским ячейкам. Человек может сохранять там конфиденциальность тех ценностей, которые он туда размещает. Это могут быть алмазы, валюта, ценные бумаги — все что угодно. И, вкладчик может не показывать их банку.

Несет ли ответственность банк за пропажу ценностей, особенно незадекларированных, из ячеек для хранения.

Если у банка нет договора с перечнем этих ценностей, то банк только репутационно несет ответственность. Если человек принес 3 млн. долларов и запихнул их в эту ячейку сейфа, то для банка, который не дорожит уже своей репутацией, ничего не стоит ограбить своего клиента.

Значит, опустошить ячейку вполне могут работники самого банка?

Увы, печальная практика показывает, что это именно так. На фоне того, когда сам Центральный банк что делает, — разрушает украинские банки, у самих банкиров уже нет желания и потребности держать свою репутацию на должном уровне и заниматься банковским бизнесом.

За последнее время в редакцию поступали немало звонков от вкладчиков, которым вместе с зарплатной при оформлении навязывают и выдают кредитную карту. Речь идет о тех держателях карт, которые имеют «белую» зарплату. Банк самостоятельно активирует банковскую карту на большую сумму и ставит постфактумом в известность своего клиента. Человек перезванивает и говорит, я вас об этой услуге не просил. Ему отвечают, — мы вас предупредили, карта активирована, а там дальше поступайте, как хотите. Зачем это делается, поскольку эта «услуга» становится уже популярной. Могут ли столкнуться с подвохами, и могут ли мошенники, в том числе и из числа персонала банка, воспользоваться этим?

Вы, безусловно правильно заметили. Если я этого не делал, вы не имеете право активировать без меня. Клиент должен сам заказывать услугу у банка, и тем более такую, как кредит.

Сразу хочу оговориться, что карточка – это очень безопасное средство расчетов и инструмент, который позволяет очень много чего делать, — это доступ ко всему миру. Вы можете чувствовать полную свободу, и если у вас украли карточку, это еще не значит, что украли деньги, но если вы придерживаетесь очень простых правил безопасности, то деньги с нее, без вашего ведома, снять тяжело. Не давать никому пин-коды, не давать никому никакой информации, не давать номер карточки и сv2 – код безопасности, который нанесен на обратной стороне карты на полосе для подписей, и хранить его вдалеке от чужих глаз. Этот номер используется для интернет-операций и этого номера карты достаточно для того, чтобы делать некоторые операции, но вы можете заблокировать свою карту и практически на все 100% защитить себя от каких либо мошеннических операций.

Так все же, почему банк без желания своего клиента столь агрессивно навязывает свою услугу — взять у него взаймы

Почему банк так поступает? Он предлагает вам свой продукт и навязывает вам свой продукт. Вы, зная о том, что у вас есть в кармане карта, есть доступ к кредиту, вдруг оказываетесь в ситуации, когда хотите купить какой-то товар, а с собой нет денег. Психологический расчет простой — скорее всего вы воспользуетесь этой возможностью и купите. Это значит, что вы должны будете возвращать банку и деньги, а возможно и проценты, если пройдет какой-то период времени. Тем более, деньги такая штука, которые нужны постоянно, соблазн есть постоянный воспользоваться этой услугой, здесь такой навязчивый маркетинг со стороны банка и цель очень понятна- заработать денег. Также эти деньги, если человек не осведомлен, могут украсть с карточки, способов очень много. Есть понятие социальная инженерия, когда звонят человеку, говорят какую — то ерунду и принуждают, чтобы он назвал те данные о себе и карте, которые нельзя называть. Кстати, тем не менее, пользоваться карточкой для расчетов намного безопаснее, чем иметь при себе наличные деньги.

Все-таки, какая опасность подстерегает человека, которому  банк предоставил подобную навязанную услугу.

Возьмем самую неприятную и жесткую ситуацию, когда сама СБ банка подстраивает ситуацию таким образом, что вычисляет неосведомленных клиентов, и способствует тому, чтобы мошенники украли эти деньги в сговоре с банком. Мошенники сами могут их получить. Вы имея деньги можете их потерять. Но, опять же, это нужно быть особенно доверчивым и не предусмотрительным, чтобы это с вами произошло.

Еще одна ситуация, если человек оформил карточку в банке, но по каким то причинам ее не успел забрать и активировать. Возможны ли какие-то мошеннические действия со стороны банка в этом случае?

Для того, чтобы карточка была активирована, человек должен получить ПИН-код. Есть документ, который фиксирует, что человек получил карточку. Если этого документа нет, то карта не может быть активирована. Еще раз, карта может быть активирована лишь самим клиентом и только по желанию клиента. Должна быть простая процедура для этого произведена, — в банке, по телефону, в банкомате. Чтобы банк не выдавая на руки карточку. что-то с нее снимал, я с таким не сталкивался.

Итак, если у клиентов к банкам возникают уже вот такие вопросы. то это уже говорит о серьезном падении доверия к банковской системе. Настораживает другое —  отсутствие каких-либо тенденций со стороны регулятора, чтобы этот уровень доверия, упавший до катастрофического, повышался. Что нужно сделать для этого?

Во-первых нельзя вот так оставить тех клиентов, которые потеряли деньги в банках. Эти деньги, их нужно реструктуризировать и возвращать. Серьезно подчеркиваю, — обязательно нужно возвращать эти деньги. Удар по экономике нанесен, еще раз повторюсь, — колоссальный. Там не только деньги клиентов пропадают, беда еще в чем происходит? Когда банк объявляется неплатежеспособным, временная администрация вводится, — разрушается кредитный портфель. Клиенты, которые должны были банку, они просто перестают платить. Тем более, какие еще махинации наш регулятор проводит совместно со всей структурой, которая задействуется в аспекте так называемого вывода банка из рынка. Разрушаются программные продукты, которые у банка были, персонал, который нарабатывал свою компетентность десятилетиями, клиентская база.

Уточните, каким образом разрушается кредитный портфель. и как должен поступать ликвидатор.

Принять все меры для того, чтобы вернуть деньги клиентам. Кредитный портфель – это то, что банку должны. Соответственно, нужно обеспечить, чтобы клиенты могли просто погашать свои долги и с этих поступлений возвращать деньги вкладчикам, согласно порядка этого возврата. Что сейчас происходит. Эти кредитные портфели продаются непрофильным финансовым компаниям, которые в принципе не способны обслуживать эти кредиты. Даже по законодательству они не могут этого делать. Вопросы возникают и с Кредитным бюро – нет ни компетенции, ни программных продуктов. Далее, в суды попадают дела, то есть, клиент не знает, куда ему платить. Получается, клиент, который хочет платить и может платить, он оказывается в ситуации невозможности уплаты и как следствие, происходит нарушение баланса во всей банковской системе.

По данным НБУ к началу второго квартала 2016 года проблемные долги банков составили 270 млрд грн. И примерно такая же сумма задолженности выведенных с рынка банков т. е. переданных в управление фонда гарантирования вкладов. Эффективность управления проблемной задолженностью ФГВ несравненно ниже, чем это может делать сам банк. При этом, при введении временной администрации в банк проблемными становятся и долги, которыми такими не были.

Ситуация с украинскими банками в Крыму вам знакома? Кто кому что должен, все перемешалось вместе с коллекторами. Будет ли когда-нибудь распутан этот гордиев узел?

Ситуация с Крымом – это первый прецедент в истории после Второй мировой войны, Не было такого масштаба оккупации территории и подобного рода агрессии. Это наши граждане, крымчане, по Закону, и весь мир к этому вопросу относится именно так. Соответственно, мы должны защищать этих граждан, делать все, чтобы эта защита со стороны Украинского государства была обеспечена, включая защиту в финансовом секторе. Должны быть финансовые программы, чтобы эти граждане, имевшие там кредиты-депозиты могли их обслуживать. Но, с другой стороны, физически это невозможно,они находятся уже в другой юрисдикции и я не вижу никаких шагов со стороны нашего государства комплексной программы по решению данного вопроса. Что сделали наши банки – они просто взяли и отрубили. Банки, которые имели там филиалы просто их потеряли – аннексирована вся собственность – это кошмарный прецедент в мировой истории. Банки должны как то выживать, взяли и отрубили, как будто их и не было.

Ваш прогноз, что будет с вкладами украинцев в наших банках в Крыму?

Я не могу прогнозировать этот процесс, сложно сказать, что произойдет с Крымом, я как гражданин Украины верю в то, что Крым нам удастся возвратить назад. По другому и не должно быть. Ситуация вызвана политическими реалиями в России. Что произойдет дальше с крымскими банками полностью зависит от того, что произойдет завтра с территорией полуострова.

Уходящий год — 2016. Какие события в этом году вы считаете знаковыми и чего нам ожидать от нашей финансовой системы в следующем, 2017 году?

Я отмечу лишь одно положительное и знаковое событие, что наконец-то стабилизировалась гривна. Регулятор перестал играться со спекуляциями и тем самым гривна девальвироваться перестала и экономика получила какие-то жалкие возможности, как то всхлипывая, но выживать. Потому, как те процедуры с рефинансированием – непрозрачные, моментально девальвировали гривну – они просто останавливали весь экономический процесс и наносили огромнейший ущерб. Сейчас это прекратилось и это очень хорошо, даже какая то стабилизация. Банкам еще не доверяют, но расчеты физбанкам проводить невозможно, тем более международные расчеты без банков внутри страны проводить нельзя.

Каковы ваши прогнозы по курсу гривни в уходящем и в следующем году. Некоторые украинские экономисты еще в начале года уверенно заявляли о том, что доллар к концу года достигнет планки в 50 грн. Некоторые одиозные политики предсказывали, что курс гривни в декабре 2016 года будет уже не меньше 90 гривен за доллар.

Насчет прогнозирования. Я очень надеюсь, что больше не будет таких катастрофических скачков гривны и экономика будет каким то образом развиваться.

Евгений, что вы как экономист думаете об отсутствии притоков зарубежных инвестициях?

Почему они не идут в Украину? Потому, что инвестор не защищен. Если в государстве не создаются условия для этого инвестора, ни для внешнего ни для внутреннего. Очень хочется завершить на позитивной ноте, чтобы ожидания были позитивными. Потенциал страны – невероятно большой. Доведена эта страна до глубочайшей пропасти и на сегодняшний день даже дна не видно. Мы имеем колоссальный научный, интеллектуальный и ресурсный потенциал. Но, исходя из незащищенности клиентов банка, инвестора, предпринимателя, из-за отсутствия порядка в судебной и в правоохранительной системе, Соответственно, какой инвестор сюда пойдет. Само общество уже продемонстрировало гораздо высокую степень зрелости, чем те государственные институты, которые пока что работают по тем же старым принципам того государства, наследие которого мы получили. Ну и грабительский подход так называемой элиты, которая продолжает бороться за власть.

Сейчас выставляются на торги морские порты, предприятия теплокоммунэнерго, целые каскады небольших гидроэлектростанций. Как вы считаете, оправдан ли на фоне экономического обвала этот шаг?

Нужно ли сейчас продавать? Безусловно все что есть на сегодняшний день в Украине – обесценилось, исходя из общей ситуации. Из-за кризиса, из-за оккупированных территорий, из-за того, что собственность у нас не защищена. Все продается, купить можно все за бесценок. Что хочется отметить? К примеру, из сообщений в прессе с удивлением люди узнают, что хозяевами чего-то где-то там, в Ильичевском порту стали китайцы. Плохо это или хорошо? К сожалению, государственная собственность сегодня продается что называется, с молотка без учетов государственных интересов и причина этого в так называемой элите, которая получила в руки рычаги государственного управления и неспособна даже думать и мыслить государственными категориями. Каждый мыслит категориями собственного кармана. И, беда в том, что общество уже стало более зрелым, чем те люди которые на сегодняшний день его позорят и находятся у власти. В любом случае, эта власть – она уйдет. Беда в том, что пока общество не научилось эффективно ее контролировать, а старые элементы контроля, увы, — не работают.

Назад возможно ли будет откатить все эти распродажи за копейки государственных стратегических активов и другого госимущества?

Вы понимаете, в чем дело? Если продажа была осуществлена согласно законодательству Украины, если получены соответствующие документы, устанавливающие право собственности,то откатывать назад, если есть добросовестный собственник, с какой стати? И, если собственник — иностранный собственник, — получает актив на нашей территории, он тоже заинтересован в стабилизации здесь у нас в стране, в создании инфраструктуры и так далее.

В любом случае, частный предприниматель, он более эффективный собственник, чем государство.

Как вы можете прокомментировать национализацию ПриватБанка?

Главным успокаивающим фактором может быть то, что менеджмент банка согласился приложить все усилия для стабилизации ситуации и продолжения обслуживания клиентов. Важно, что клиенты понимают, что по обязательствам банка отвечает государство и это будет сдерживать панику. Однако, паника нагнеталась в СМИ долгое время, банк очень профессионально это сдерживал, правоохранительные органы не реагировали должным образом. Объявление о национализации самого мощного банка страны на выходные, в канун новогодних праздников по причине недокапитализации — это очередное преступление против  экономической безопасности и государственного суверенитета страны. Дело в том, что стабильность банка не определяется в первую очередь уровнем капитализации. Главным для стабильности банка является умение оценивать кредитные риски и стабильность в обслуживании клиентов. ПриватБанк испытывал трудности как и все банки страны ввиду оттока депозитов и снижения уровня доверия к банковской системе, но он справлялся с этими трудностями и даже поддерживал малый и средний бизнес, т. к. это и есть основа для благополучия и экономики и самого банка. Бездарные государственные чиновники, проявившие себя путем увеличения коррупции в стране не смогут эффективно управлять самым технологичным банком, который держался во многом за счет качества финансовых сервисов. У меня лично остается надежда на спокойствие и предпринимателей и частных лиц на основании того, что по обязательствам банка теперь отвечает государство. Пускай и неэффективное. Также я надеюсь на слаженную работу со специалистами Приватбанка, которые пока остаются на своих рабочих местах.

Ключевая фраза нынешнего года

Хочется стабильности, хочется мира, хочется взвешенности, терпения и веры, что все будет хорошо. Этими качествами мы , украинцы, обладаем в полной мере.

Спасибо, Евгений за интервью.

Владислав Кордик

Переводчик — Translate
Архивы
No weather data found for [, , vertical]