Город Инфраструктура

Чем больше соображаешь в классике, тем лучше играешь в блиц — Руслан Погорелов

Международный гроссмейстер Руслан Погорелов впервые сел за шахматную доску в 6 лет. Правилам игры учили родители, а первые азы шахматной науки ему прививали бабушка и дедушка.

В десять лет юный Руслан пришел заниматься в Республиканскую шахматно-шашечную школу «Авангард» к тренеру Юрию Николаевичу Сахарову. Под его руководством юный шахматист начал изучать теорию, и принимать участие в шахматных турнирах, но первый разряд получил только в 13 лет, звание кандидата в мастера спорта, — в 16 лет. В 20 лет ему было присвоено звание — «Мастер спорта», а после 30 лет – «Международный гроссмейстер».

После приезда в Украину из Испании, Руслан Погорелов провел сеанс одновременной игры с перворазрядниками в Шахматном клубе «Авангард». После окончания матча, международный гроссмейстер любезно согласился дать блиц-интервью.

Руслан Владимирович, каждый шахматный турнир по-своему является неповторимым. Почему же для шахматиста порою участие в соревновании выливается в сильный стресс

Когда играешь в серьезных соревнованиях, проблемы всегда могут возникать на ровном месте. Мне в основном приходилось играть в турнирах со смешанным составом, в которых играют, как очень сильные шахматисты, так и шахматисты довольно среднего уровня.

Порой, бывает сложнее сыграть партию с менее квалифицированным шахматистом поскольку нельзя потерять даже пол-очка. Приходится себя настраивать избыточно агрессивно и идти наперекор собственной сложившейся линии игры. В этом тоже свои сложности.

А на следующий день играешь с противником высокого класса, тут же перестраиваешься и уже играешь в нормальную классику. Турнирная борьба имеет свои законы, и не всегда они согласуются с логикой шахматной игры.

А бывало у вас, что как говорят шахматисты, непруха идет. Приходите на турнир, ожидаете показать высокий результат, а игра, ну просто не клеится

 Такое иногда случается. Бывают плохие турниры, бывают неудачные партии. Нужно проанализировать, с позволения сказать, свое творчество, эти партии, вынести из этого урок, сделать выводы, и побыстрее забыть неудачу потому, что нужно играть дальше. Нужно не оглядываться на старое, а идти вперед.

Вы давно принимали участие в крупных международных турнирах

Сейчас я играю намного меньше, чем раньше. Уже и годы не те, но играю – систематически. Вот сейчас, после возвращения в Испанию, буду играть в турнире в Ситжесе. Это небольшой городок до 30 тыс. жителей расположенный в провинции Барселоны автономного сообщества Каталония. Довольно большой турнир будет там проводиться. Радует то, что будет принимать участие в этом турнире и львовский шахматист Олег Романишин. Он там играет регулярно. Еще раз отмечу – это довольно высокого уровня соревнование.

Как вы относитесь к игре в блиц-турнирах

Безусловно, вместе с общим ускорением нашей жизни неизбежно ускоряются и шахматы. Всё более популярными становятся не только пятиминутки, но и партии с гораздо более жёстким контролем. Более того — они обретают вполне официальный статус, с рейтингами и официальными чемпионатами. Но как увязать молниеносные партии с тренировочным процессом?

Мне думается, что слишком частые блицы могут навредить растущему шахматисту, ибо блиц — это всё-таки игра «на глазок», очень интуитивная; тут не столь важна точность, «чистота» каждого хода, а важно не выбиться из жёстких временнЫх рамок.

Поэтому у постоянных блицёров снижено чувство ответственности за ход, они привыкают играть «наудачу», в стиле как бы «картёжника». В то же время блиц может быть и полезным — например, для проверки той или иной дебютной «табии» или же стратегической идеи. Так что раз-другой в неделю вполне имеет смысл включать молниеносные партии в тренировочный процесс.

Если юные шахматисты больше тренируются в блицы, конечно, время их реакции, особенно в цейтноте, увеличивается. Можно привести противоположные примеры – индийский гроссмейстер Вишванатан Ананд прогрессировал, играя в блицы, но это, на мой взгляд, постепенно снижает ответственность шахматиста за каждый сделанный ход. Лучше бы подумать над каждым ходом, и качество игры возрастет обязательно. На мой взгляд, всегда нужно выигрывать «чисто», силой мысли, а не сбивая «флаги», и не по-спортивному затягивая время.

Из ваших утверждений выходит, что чем больше вы играете в классические шахматы, тем лучше будете играть в блиц

В блице игра больше построена на чувствах, на интуиции. Чем больше соображаешь в классике, тем лучше играешь в блиц. Если не понимаешь глубинные процессы в классике, то ты в блиц лучше играть не будешь. Ты будешь играть на том уровне, на котором у тебя есть это понимание. Блиц всегда отличается незнакомыми позициями. Да, блиц-турнирам тоже надо время уделять, но не постоянно, а каждый день по два по три часа. Еще лучше, сыграть 3 партии в блиц, а после час посвятить разбору партии кого-то из знаменитых шахматистов. Один-два раза в неделю можно проверять свои достижения в блиц-игре. Тогда это будет гармонично. Опять же, это мое личное мнение, основанное на моем опыте.

Что изменилось в шахматах за минувшие десятилетия

Много чего изменилось, но лучше это или хуже нельзя сказать. У нас в 80-тых годах в «Авангарде» была одна структура: Занятия были 3 раза в неделю, но выходные были заполнены турнирами. Сейчас играют по 9 туров, а раньше было — по 10. Но, не было по два тура в один день. Контроль был, по два часа каждому.

Сегодня шахматы становятся на глазах более быстрыми.

Какой из ваших шахматных поединков запомнился вам на всю жизнь

Я помню играл партию в 1992 году в одном из OPENов, и эта партия мне помогла переехать в Испанию. Почему? Потому, что она продолжалась 200 ходов. Играл я тогда с одним из известных французских мастеров.

Тогда ни компьютеров не было, ни таких, как сейчас контролей не было. Был контроль — 2 часа на сорок ходов, и по часу на 20, и без конца.

У меня было 10 цейтнотов, шло время, и где-то на 125-ом ходу мне пришлось защищать позицию с ладьей, против ладьи и слона.  Я ее защищал 75 ходов и все-таки защитил. Там серьезно все было, так как победитель первое место делил. В случае ничьи тоже был бы неплохой приз. Мы начали в 9 утра. Закрытие турнира где-то днем было. Все уже получили призы и разьехались, а мы с французским шахматистом все играем и играем. В результате, я опоздал на скорый поезд и мой обратный билет до Парижа, пропал. Играли мы до одиннадцати ночи.

 Чем же закончился этот шахматный поединок

Партия закончилась тем, что я защитил свою позицию с ладьей против ладьи и слона, и была обьявлена ничья. А противник мне еще потом и говорит, а давайте проанализируем партию. К сожалению нигде ее нет, но она у меня есть записанная на бланке. Она тогда не попала ни в какие базы, тогда их еще не было, нигде она не была напечатана, но у меня и у него она конечно сохраняется, как 200-ходовая партия. Тогда было правило, что 75 ходов дается. Такие были длинные партии тогда, тогда они еще и откладывались, но поскольку это был последний тур, дальше откладывать было уже некуда.

 Но, благодаря именно этой шахматной партии, вместо проблематичного из-за просроченных билетов, отьезда во Францию, у меня появилось желание воспользоваться гостеприимным предложением моего испанского приятеля – шахматиста месяц пожить у него на вилле. За месяц мы успели сыграть еще в нескольких испанских турнирах.

Как вы относитесь к читерству в шахматах

Думаю, что моё отношение к ним не отличается от отношения к ним других шахматных профессионалов. Кроме прямого вреда для турниров, имеется ещё и колоссальный психологический вред — шахматисты вместо партии начинают думать совсем о других вещах, становятся дёргаными, подозрительными. Тут и там возникают конфликты, которые затем переходят на страницы прессы…

Ваше пожелание молодым шахматистам

Любая, даже самая маленькая победа – это длительная подготовка, и не только теоретическая, но и физическая и психологическая.

Благодарю, Руслан Владимирович, за обстоятельное интервью. С Новым, 2018 годом, пускай он вам принесет новые победы на европейских шахматных баталиях.

Владислав Кордик

«Город-инфраструктура»

Погода в Киеве