Информационный портал

Загадки запорожских авиакатастроф: часть – 3

aviakatastrofy

Многоцелевой вертолет малой авиации КА-26

Ярким солнечным утром 16 июля 1974 года лётный экипаж вертолёта КА-26 Запорожского объединённого авиаотряда взял курс на Приазовье.

Заместитель командира эскадрильи Анатолий Лейбиченко был одним из самых опытных пилотов. Бортмеханик Сергей Давыдченко пришёл работать в авиаотряд примерно около трёх лет назад и показал себя толковым специалистом. На борту вертолёта находились также трое инженеров-геодезистов из проектно — изыскательного института «Запорожгипроводхоз». Один из сотрудников отдела изысканий, который должен был лететь, но остался на аэродроме, позже вспоминал подробности перед вылетом. Все пятеро были в прекрасном настроении, но один из геодезистов перед  вылетом интуитивно что-то почувствовал. Перед запуском двигателей он через раскрытые двери махнул на прощанье рукой, и мрачно пошутил:  «Готовьте гробы». Его слова оказались пророческими…

Выполнив работу, связанную с рекогносцировкой усохших русел рек на заданном участке Приазовья в полном объеме, экипаж произвёл посадку для дозаправки на Бердянском аэродроме. Опустевшие баки были заправлены горючим, что называется, под завязку.

Поднялись в воздух также легко, и взяли курс на Запорожский аэропорт. Командир экипажа, заметив, что с юго-востока плотной стеной приближается грозовой фронт, вынужден был немного подкорректировать курс полёта и снизить высоту до 70 метров. Шквал стремительно приближался. До Запорожья оставалось около 40 минут лёта.

Произошло это в небе над селом Новоспасское Приазовського района в четыре вечера. Экипажу и пасcажирам вертолёта КА-26 оставалось жить считанные секунды.

Очевидец лётного происшествия местный тракторист утверждал, что вертолёт уходил от стремительно надвигающейся грозы, нижняя облачность которой была на высоте около полукилометра, и летел настолько низко, что можно было разглядеть лица лётчиков. В это время в воздухе неожиданно раздался страшный, холодящий душу треск ломающихся лопастей и натужный вой двигателей стремительно падающего вниз вертолёта. Никак не мог повлиять на случившееся и находящийся в воздухе экипаж КА-26. Во время разрушения лопастей была нарушена система защиты рукоятки управления воздушным судном. Она пошла вразнос, вращаясь с бешеной скоростью и нанося пилоту смертельные удары. В момент столкновения с землёй заполненные до отказа баки с горючим взорвались, превратив через мгновенье место падения в пылающий ад. Технологическое расположение баков с горючим почти в кабине прямо за креслом пилота свело к нулю даже самые малейшие шансы остаться в живих пасажирам вертолёта…

На месте авиакатастрофы остались лишь оплавленные обломки дюраля и десятки метров выгоревшего пшеничного поля.

Члены государственной комиссии, расследовавшие причины авиакатастрофы, почему то сразу ухватились и стали разрабатывать версию о том, что вертолёт поразила молния. И поспешили во всём обвинить пилота. Более того, в выводах комиссии было сказано, что после удара молнии и воспламенения вертолёта пилот принял поспешное решение произвести грубую посадку, которая закончилась неудачно. Очевидцы же катастрофы утверждали, что дождя не было, а грозовой фронт находился достаточно далеко.

Местный тракторист в своих показаниях написал, что никакой молнии не было. Лопасти вертолёта как бы мгновенно заклинило, после чего они стали разлетаться в разные стороны. Кстати, солдаты, прочесав всё пшеничное поле и лесополосу, находили остатки лопастей почти в полутора километрах от места падения вертолёта.

Специалисты Запорожского авиаотряда, собрав на месте трагедии остатки вертолёта, буквально по кусочкам разложили их в одном из ангаров. Это и помогло восстановить истинную картину происшедшего. У вертолёта в вихревом шквале произошёл обрыв тяги на одной из лопастей, которая разрушила и остальные лопасти. Но почему то члены государственной комиссии по расследованию причин авиакатастрофы вертолёта КА-26 с бортовым номером  19424  ( ? ) категорически отказались приобщить материалы лётной экспертизы к делу. Тогда, во времена брежневского застоя, об ошибках конструкторов, уносящих человеческие жизни, никто и слышать не хотел…

Ранее ИАП «Город-инфраструктура» рассказывал о загадках запорожских авиакатастроф Часть-2.

Загадки Запорожских авиакатастроф. Часть-1

Загадки Запорожских авиакатастроф. Часть-4

Переводчик — Translate
Архивы
No weather data found for [, , vertical]