Информационный портал новостей

В Тибет и на Галапагосы – за лягушками

Евгений ПисанецВозможно, научная деятельность доктора биологических наук, профессора, заведующего зоологическим музеем Академии наук Украины Евгения Писанца меня бы так не заинтересовала, не будь он мелитопольцем, который связи с родным городом не теряет.

О себе Евгений Максимович рассказывает скромно: «У нас в Мелитополе был один из самых лучших на территории СССР естественно-географический факультет с отличной подготовкой специалистов. Заведовал кафедрой зоологии тогда Константин Павлович Филонов, который перевёл с английского на русский «Зоогеографию» Дарлингтона! В Киеве я с 1975-го – в аспирантуре, докторантуре, затем 8 лет работал деканом в Мелитопольском педуниверситете, а в 99-м, после защиты докторской диссертации, был вновь приглашён сюда». 

О музее, созданном 1 мая 1919 года, Евгений Максимович рассказывает с гордостью:

– Приказ о его создании подписывал гетман Павел Скоропадский, что ранее не особенно любили афишировать, – подчёркивает учёный. – Всё многообразие животного мира, которое видят в экспозиции посетители музея, лишь незначительная часть того, чем располагает музей. У нас одних только рыб в фондовой коллекции около 120 тысяч видов! Насекомых – тысяч 600, 45 тысяч единиц хранения земноводных, примерно столько же пресмыкающихся, около 50 тысяч птиц. Вот эта книга в 300 страниц – всего-навсего каталог воробьиных птиц, изданный пару недель назад!

– С хранением столь ценных экземпляров наверняка есть проблемы?

– Безусловно. Наши здания размещены в центре Киева, поэтому нас всё время «поджимают». Видели, рядом начали стоянку строить? А ведь здание – памятник архитектуры, вокруг которого должна быть охранная зона! И туристическим автобусам к нам уже не подъехать. Собственно хранение экспонатов стоит немалых денег: птиц и млекопитающих поражают моль, кожееды и прочая «ерунда». Нужен постоянный контроль, протравка, доливка в банки дорогостоящих «мокрых препаратов»… А у нас уникальные экспонаты – например, один из самых старых сборов здесь датирован 1898 годом. 

Есть коллекции 1901-го, 1903-го, 1904-го годов, которые собирал известный профессор зоологии Александр Браунер – тысяч пять экземпляров из Бессарабии, с юга Молдавии, Кировоградской области. Особую ценность представляют так называемые типовые экземпляры. Поясню: существует больше миллиона видов насекомых, и, чтобы не заблудиться в таком разнообразии, надо, чтобы за каждым видом было закреплено только его название. Типовые экземпляры и есть носители этого названия. Так вот, если они пропадут, то ни при каких обстоятельствах (даже в том же месте) – воссоздать их невозможно! Мы – бюджетная организация и сейчас вновь возникает угроза дефицита средств.

ЛягушкаВаша научная работа связана с экспедициями?

– Да, я был в Китае, в Тибете, Индии, Непале, Эквадоре, Таиланде, Перу, на Галапагосских островах… Моя первая поездка была в далёком 1969 году: мы, студенты-географы 1-2-го курсов вместе с известным краеведом Николаем Александровичем Алексеевым проехали на велосипедах более 1200 км по югу Украины. А более увлекательные поездки начались со времён моей аспирантуры. Тогда, наверное, Туркмению, Узбекистан и Казахстан я знал лучше, чем свою Украину. Памир проехал дважды! На Дальнем Востоке был – в этом плане мне повезло.

– Где побывали в последнее время?

– В июле 2008-го мы с женой проехали из Кашмира до Ладака – это Северная Индия, побывали на высоте 5650 метров – там находится самый высокий в мире Кхардунский перевал, который можно преодолеть на машине. А потом с коллегами проехали по Украине из Киева в Кировоград до Мегеи – это гранитно-степное Побужье, оттуда через Днепропетровскую область аж до Луганской, далее на Сумы через Полтаву в Киев. Это научная работа, сбор материалов. Деньги, понятное дело, затрачивались свои.

– Что интересного в Украине удалось собрать?

– Среди позвоночных животных что-то суперновое каждый год находить невозможно. Но даже то, что животные обнаруживаются на том же самом месте и через 15-20 лет, подтверждает, что популяция существует. Но на Южном Буге удалось отыскать популяцию бабочек, которых последний раз там находили 70 лет назад. Сделали снимки узорчатого полоза, занесённого в Красную книгу.

– А Красная книга сейчас становится толще/тоньше?

– Она пока никак не становится! По закону её необходимо выпускать каждые 5 лет, но очередной выпуск затянули, она должна была выйти ещё 2-3 года назад. 

– Знаю, что вы специализируетесь на лягушках. Сколько их в Украине?

– У нас 20 видов земноводных, а всего в мире – 6500! Самое большое разнообразие – в Южной Америке, которая для зоологов представляет большую ценность и интерес. В частности, Галапагосы – самые удалённые от материка острова в мире, где Дарвину как раз и пришла идея о естественном видообразовании. Меня пригласили туда мои бывшие студенты (понятно, что в свой отпуск и за свои деньги) – мой брат Александр Писанец, Валерий Кеменов и Сергей Подколзин.

– Из Индии что привезли?

– Что-то вывозить – большая проблема, надо получить разрешение ветеринарных служб, а это большая морока. Как-то получилось, что в этот раз мало привезли: с Непала несколько видов лягушек, жаб, и с Тибета кое-что. Но встречи с животным миром были разные. Например, в Катманду, едва мы заселились в номер отеля, как на потолке возник бойкий «абориген» геккон. А затем мы отправились в тамошние джунгли, где под камнями и в ручьях искали представителей местной фауны. Увы, нам ничего не удалось обнаружить, кроме бабочек да одного бражника. Зато во время короткого привала нас «обнаружили»… местные сухопутные пиявки! 

Первую я увидел у себя на запястье, когда взглянул на часы. Мы вначале не придали этому большого значения, но когда выяснилось, что у каждого из нас на щиколотках их не менее десятка, и на носках расплываются кровяные пятна, то поняли, что нужно принимать срочные меры. Даже когда мы их отодрали от себя, кровь продолжала выступать еще довольно долго, а у моей жены раны от этих пиявок заживали еще дня три.

Затем мы отправились в Покхару, где благодаря теплому и влажному климату можно встретить самые удивительные растения. Мне удалось отловить три вида земноводных, один из которых был действительно более чем уникальным. Я наткнулся на участок с разбросанными кое-где мелководными водоемами-лужами, потенциальным местообитанием лягушек. Но каково же было мое изумление, когда оказалось, что эти лягушки способны бегать … по воде!

Испуганные мною лягушки бросались врассыпную. Даже сфотографировать это было невозможно, пришлось довольствоваться «следами» на воде после их перебежек. Только в Киеве мне удалось определить, что это был за вид, название которого с латыни переводится как «бегущие (скользящие) по воде».

Однажды, возвращаясь в город с очередной экскурсии, я обратил внимание на ребят, рыбачивших в придорожном рисовом чеке. Мальчишки иногда вытаскивали из воды каких-то рыбешек, которых согласились продать мне за два десятка рупий. Это оказалась рыба змееголов, интересная тем, что при пересыхании водоемов она может… путешествовать и по земле. В силу своеобразного строения органов дыхания они могут усваивать кислород не только из воды, но и из воздуха. 

– Припомните какое-нибудь яркое впечатление.

– В Южной Америке нашей экспедиции посчастливилось попасть в мини-заповедник для колибри. Ещё не зная, чего ожидать, я услышал необычный звук, источник которого был где-то на высоте пары метров. Звук напоминал работу небольшого, но мощного электрического вентилятора. И тут увидел колибри, зависших над одной из поилок, которые были расставлены вдоль дороги через 10-15 метров. Сразу бросился фотографировать эту красоту!

Автор: Левченко Ирина

«Индустриальное Запорожье»

Переводчик – Translate
Архивы
No weather data found for [, , vertical]